Пчеловод встретил меня у дороги. Можно было сойти с ума, вдыхая удивительный аромат цветущих трав. Помимо традиционной сибирской флоры, на поле возле пасеки пару лет назад было посеяно медоносное растение. О травах, дающих мед, зашла речь в первую очередь.

- Посеяли двулетнее растение – синяк обыкновенный. Это отличный медонос, – говорит Иван. -  Синяк хорош тем, что долгое время не нуждается в новом посеве, происходит самосев. Вкупе с традиционным разнотравьем создаются отличные медоносы. Мед с такого луга особо ценен – это самый полезный продукт с пасеки. Ближе к осени пчелы начнут работать на болоте, которое находится рядом, за лесом.

- Получается, что медосбор в нашей местности длится с весны до поздней осени?

- Да. Первый цветок, с которого берут мед пчелы – это одуванчик. Потом верба – в нашей местности шесть видов этого кустарника, дающего пыльцу и нектар. Правда, медоносный урожай с вербы возможен лишь в теплую, солнечную погоду. Увы, но нынешней весной было холодно и сыро. Да и начало лета не благоприятствовало медосбору. Надеюсь, что пчелам удастся компенсировать сбор во второй половине лета и осенью. После вербы возможен медосбор с липы. Ну, а потом идет разнотравье. К осени начинают давать мед травы, растущие на болотах и возле водоемов.

- Можно ли содержать большую пасеку без сеяных трав?

- Можно, но сложно. Помимо синяка обыкновенного, хороший медосбор у нас осуществляется с посевов донника и фацелии, а также рапса. При этом надо учитывать, что мед с рапса нужно обязательно выкачивать. Собираемый с крестоцветных растений, он быстро кристаллизуется и на зиму его оставлять нельзя – пчелы не смогут им питаться, от голода погибнет вся семья.

- Есть планы посеять вокруг травы?

- Да. Сейчас ведем переговоры с поставщиками семян. Хотим попробовать мордовник шароголовый. По описанию это также отличный медонос. 

Иван часто говорит о своей деятельности во множественном числе. Дело в том, что его проект поддержал Сергей Статецкий, на сельхозугодиях которого и расположена пасека. Придя в «пчелиную деревню», я обратил внимание, что ульев в ней не так уж и много. Иван дал этому следующее объяснение:

- Так как нынешний год оказался неблагоприятным для пчеловодства, было решено разделить пасеку. У нас есть еще один участок с хорошим разнотравьем. Туда и перевезли сильные семьи, чтобы по возможности собрать максимальное количество меда. Здесь же, в основном, молодые семьи.

- А почему пасека располагается здесь? Не проще ли было поставить ее возле Покровского?

- Дело в том, что мы стараемся получить наиболее экологически чистый продукт. Поэтому пасека и находится в отдалении от автомагистрали и полей, где осуществляется химическая прополка. Ведь от пестицидов и гербицидов гибнет много пчел. В свое время я пробовал ставить пасеку рядом с Покровским, но аграрии ведь не предупреждают, когда начнется обработка полей, а потом от этого страдают пчелы. Хотя в перспективе нам можно успешно сотрудничать и с сельхозпредприятиями. Практика показала, что рапс дает лучший урожай, если рядом находится передвижная пасека.

- Какие пчелосемьи наиболее эффективны? Старые или молодые?

- У меня нет особого деления. Дело в том, что я не оставляю маток на второй год, меняю их практически ежегодно. Здесь, правда, нужен индивидуальный подход. Бывает, что и трехлетняя матка червит (то есть откладывает яйца, специальный термин пчеловодов – Авт.) не хуже молодой, при этом семья быстро увеличивается и начинает хорошо работать. Как показывает практика, наиболее эффективна матка, которой год. Поэтому постоянно идет смена хозяек ульев. В прошлом году я провел эксперимент с выведением ранних маток. Он удался – матки оказались плодовитыми. В этом же году ранних маток не удалось вывести из-за поздней весны.

- Роение в этом году было?

- Было. Но не массовое. Я занимаюсь искусственным роением, чтобы потом не бегать за роем, не караулить его на пасеке постоянно. Это намного эффективнее.

- Прямо как в животноводстве, где искусственное осеменение дает лучшие результаты!

- Действительно, есть схожесть. Опытные пчеловоды всегда ведут планирование пасеки. Причем подход у каждого свой, индивидуальный. При стихийном роении приходится часто смотреть новую семью, то есть беспокоить лишний раз. А это нежелательно. И вообще, стихийное размножение – трудозатратный и неоправданный метод для пчеловодов.

- Пчелы каких пород наиболее эффективны в нашей местности?

- Я занимаюсь среднерусской породой. Это очень трудоспособные пчелы. Но, в то же время они и агрессивные. В прошлом году попробовал породу «Карника» – это шведско-польско-немецкая линия. Пока проявляют себя хорошо – пчелы дружелюбные и незлобные, на людей или животных без веской на то причины никогда не нападают. Но все же сердце больше лежит к среднерусской породе. Эти пчелы всегда хорошо себя проявляют на медосборе. В последнее время в наших краях стала популярной такая порода, как «Карпатка». Но, по отзывам многих пчеловодов, у нее есть недостаток – склонность к частому роению.

- А с кавказскими пчелами приходилось работать? - Приходилось. Пчелы неплохие, но есть существенный недостаток – они плохо зимуют.

Говорили мы и о перспективах пчеловодства в районе. Иван высказал свое мнение по этому поводу.

- У нас много диких медоносов. Но для глобального развития пчеловодства этого будет недостаточно. В Башкирии, на Алтае, ряде других регионов есть специализированные хозяйства, где земля используется не для выращивания зерновых или кормовых культур, а для посева медоносных трав. Для пчеловодства в промышленных объемах необходимы посевы медоносов – нужно быть уверенным, что пчелы обязательно принесут мед. В некоторых российских регионах к пчеловодству очень серьезный подход. Там хозяйства получают господдержку в этом направлении. У нас такого нет. Надеюсь, что только пока, и со временем ситуация изменится в лучшую сторону.

- Какая помощь понадобится пчеловодам в первую очередь?

- Преференции по аренде земель под медоносы. Также желательна помощь в приобретении ГСМ, семян трав. Конечно, нельзя сказать, что власти совсем равнодушны к пчеловодству. Лично мне выделили деньги по программе «Самозанятость», на которые я приобрел первые пчелосемьи, оборудование и инвентарь для пчеловодства. Также ощущаю помощь в реализации продукции. Всегда получаю приглашения на ярмарки как в Ярково, так и в Тюмени. Понимаю, что сегодня нет государственных программ в плане развития пчеловодства, поэтому местная власть не прыгнет выше головы. Поэтому, на мой взгляд, пчеловодам необходимо объединяться в сообщество и пытаться решать свои проблемы хотя бы на региональном уровне.

- Мне кажется, можно решить хотя бы проблему рефинансирования банковских займов. Ведь в пчеловодстве также нужны заемные средства, как и в других видах сельскохозяйственной деятельности, где есть такой вид поддержки.

- Совершенно верно. Пчеловодство, в отличие от растениеводства, животноводства, птицеводства, рыбоводства, не включено в дотационную линию. Нынешний год из-за погодных условий наглядно показал, что без поддержки государства нам будет сложно обойтись. В лучшем случае сработаем «по нолям», в худшем – понесем убытки.

- Ярмарки сильно помогают в реализации продукции?

- Да. У нас практически всегда получается продать большие объемы меда. Нас уже хорошо знают покупатели – некоторые специально приходят на ярмарку именно за медом.

- По тюменскому телевидению часто идет реклама о специализированных медовых ярмарках от пчеловодов из других регионов. Они для вас конкуренты?

- Конечно. Но настоящие ценители нашей продукции знают, что тюменский мед лучше в плане экологической чистоты. Я не раз бывал на таких ярмарках. И порой, глядя на жульничество таких «пасечников», становится просто смешно. К примеру, выставляют они так называемый мед с маточным молочком. Многие люди слышали, что маточное молочко – очень полезный продукт, имеющий лечебные свойства. Но мало кто знает, что он не может храниться в обычном режиме, так как начинает быстро бродить и портится. Для вывоза маточников с пасеки на продажу необходима мобильная холодильная установка. В меде же, продаваемом с этим молочком, на самом деле смешиваются пчелиная перга и остатки вощины после перегонки меда.

- К слову, какие еще продукты с пасеки, помимо меда, имеют спрос на рынке?

- Прополис. В лечебных целях можно делать настои из личинок восковой моли. Маточное молочко, о котором уже говорили, – эксклюзивный продукт, за которым обращаются отдельные клиенты. Оно является эффективным противорадиационным, антимикробным и бактерицидным средством. Гораздо чаще пчеловоды продают трутневой гомогенат. Этот продукт схож с маточным молочком, но изготавливается не из личинок маток, а из личинок трутней. Но все это побочные продукты пчеловодства. Заготовкой таких продуктов специально пчеловоды заниматься не будут.

- Знаю, что у крупных пасек, подобных вашей, есть еще один вид продукции – пчелопакеты. Репродуктивный вид деятельности для вас также актуален?

- Да, я предлагаю начинающим пчеловодам пчелиные семьи. Кроме того, сам изготавливаю ульи из полипропилена. Прочитал об этом как-то заметку в интернете, попробовал и получил хороший результат. Со временем планирую полностью перейти на такие виды ульев. Также могу оказать помощь начинающим пчеловодам в приобретении рамок, различного инвентаря, а главное – готов обучать и консультировать. Сегодня у нас бытует мнение, что пчеловодство – удел пенсионеров. Молодых пасечников очень мало. А зря. Пчеловодство ведь не только занятие для души, это и отличный вид бизнеса. Рискованный, правда, но очень интересный.

- То есть рентабельность в пчеловодстве, как я понимаю, все-таки есть.

- Безусловно. Иначе я бы им не занимался. Но для того, чтобы пчеловодство стало не просто увлечением, а бизнесом, нужно содержать не менее ста ульев. Обязательно нужен омшаник (зимовье для пчел) – мы построили его на пасеке в прошлом году. На сегодняшний день у меня 80 ульев, но будем развиваться и расширяться. Иначе нельзя.

 

Владислав ЗАХАРОВ

Сергей НИКОЛАЕНКО (фото)