- Обслуживал я 22 деревни, расположенные на территории четырех сельсоветов: Иевлевского, Караульноярского, Бачелинского и Сорокинского. Протяженность участка – почти 200 километров. Однажды ходил пешком в Еманаул, а это 20 километров по болоту.

Один раз звонят мне из Караульнояра, это было в середине восьмидесятых. Там возле Камлюги, в лесу, работали три лесоруба, заготавливали красный лес для совхоза «Гилевский». И вот один из вальщиков пришел в сельсовет и сообщил, что его коллега умер.

Я туда поехал на попутной машине, тогда с транспортом было худо. В сельсовете дали трактор Т-25, Толя Чемагин за рулем был. Приехали мы на деляну. Зашел в избушку. Лежит на топчане мертвый. Стал его ощупывать, вроде все нормально. Решил перевернуть. Тело перевернулось, а голова-то и осталась лежать, как была - отрублена! 

Один раз звонит из Бачелино начальник лесозавода Андрей Афанасьевич Аксарин, это было где-то в начале 90-х: «У нас в поселке один буян побил у молодых учительниц окна в доме». Добрался я туда, пошел к девчонкам. «Он у нас стекла побил, магнитофон забрал", - говорят. И указали дом, откуда приходил буян.

Захожу, а он сидит с братьями, одного из которых должны скоро призвать в армию, другой только 10-й класс закончил. Все какие-то возбужденные, я так думаю, наркотики приняли. Не смутило, что я был в форме. Он выхватил выкидной нож, заскочил на кровать и закричал: «Братва, сейчас мента кончать будем!»

Братья повисли на моих руках. Я хоть и силен был – призовые места по самбо в области брал – но совладать с тремя молодыми парнями в узкой комнатке было сложно. Тот, кто с ножом, ударил коленом в переносицу, сломал нос, кстати. Голова закружилась, но, думаю, если отпущу, меня и прикончат. Тут последовал второй удар коленом.

В семидесятые годы район потрясла серия ограблений магазинов. Никак не могли сесть на хвост ворам. А они настолько обнаглели, что ограбив очередной, уже 22-й по счету, магазин, решили обмыть очередной налет прямо на месте преступления. 

Было это в Новоселово. Утро, доярки пошли на ферму и обратили внимание, что в магазине свет горит. Мне тогда сразу Галя Колчанова позвонила. А у меня уже был горбатый «Москвич». Я быстренько примчался к месту из Иевлево.

Захожу в магазин, в форме, как положено. Один из грабителей кинулся на меня с ломом. Я выстрелил в потолок, и сказал, что следующая пуля будет его. Убедил.

В том же Новоселово в другой раз опять обворовали магазин. Злачные места я знал, и когда обходил село, заглянул в дом, куда частенько заходили любители выпивки. 

Там компания уже распивала водку. А один из выпивох сидел в женском пальто джарси – как раз такое и пропало из магазина. Естественно, я его задержал. 

Чаще всего на вызовы я ездил в Варвару. Тогда среди местной молодежи был какой-то тюремный культ. Считалось, что если ты не отсидел, то не являешься полноценным. В меня там и стреляли, и ножом били.

Один раз звонит Саша Хабибуллин, он был бригадиром в колхозе. Сказал, что местный открыл стрельбу, выбил окна у себя и в соседнем доме. Я приехал, дом закрыт на крючок изнутри. Постучал, а он выстрелил через дверь из охотничьего ружья, до сих пор дробинка в руке катается. 

Я отскочил, спрятался за баню караулить. Заодно крикнул Хабибуллину: «Звони в милицию, пусть выезжает опергруппа!» Приехали быстро, группу возглавлял сам Южаков. Выстрелили в дом гранатой со слезоточивым газом. А стрелок все не выходит. От гранаты загорелся матрас. 

Пришлось заходить, иначе дом бы сгорел. Все обыскали, а его нету! Южаков говорит, ушел, наверное, что я его прокараулил. Но я-то точно знаю, что не мог он уйти! Стали вновь все обыскивать. Оказалось, в подполье была еще яма, он в нее и залез, накрывшись досками.

Наверное, и не нашли бы, но в нее провалился Юрка Федоров, когда искал! Тот лежит, будто без сознания. Вытащили, позвали врачиху. Та говорит, что симулирует, и тут стрелок заулыбался.

Вот еще случай. Еду однажды по Варваре на мотоцикле, а у магазина драка – деревенские дерутся с леспромхозовскими. Я полез разнимать, а они вдруг забыли, зачем дрались и – на меня скопом. Тут и получил удар ножом в шею. Вытащил пистолет, выстрелил в воздух, кровища хлещет. Толпа испугалась, разбежалась.

Истории из жизни - в воспоминаниях Александра Пуртова и Николая Осоткина. Читайте во вторничном номере "Ярковских известий".